За что вы платите психологу?

Вроде бы, ответ понятен: за помощь, за информацию, за метод, за руководство.

Но так ли все просто на самом деле?

Вот, к примеру, есть у вашего ребенка проблема. И вы по рекомендации, по рекламе, или по страховке ведете его к психологу. Который эту проблему знает как свои шесть пальцев и готов проводить с ребенком занятия, а вам давать рекомендации на дом. Оговаривается время, периодичность, стоимость, желательные сроки. Вроде бы все решено, вперед, на проблему!

А тут подвох. Потому что каждый договорился о своем.

Психолог сказал (не все и не всегда вслух): «Я буду работать с ребенком по хорошо известной мне методике в течение … минут, … раз в неделю, объяснять Вам, что с ним происходит и как заниматься дома между встречами. Если будем это делать сообща, то высока вероятность, что проблему разрешим».

Родитель, услышав, подумал свое: «Надо будет возить ребенка на час-полтора плюс дорога в оба конца еженедельно к этому дяде (тете), и, похоже, он(а) знает, что нужно делать. Попробуем, авось и правда получится». И согласился. С этими своими мыслями.

А дальше? Возит. Присутствует. Слушает, что делать дома. Осознает, что не будет — некогда, непонятно, неинтересно. Либо забывает (а потом говорит: «Знаете, такая неделя была сложная — на работе запарка, у них в яслях министерская контрольная по матанализу, бабушка двойню родила»). Либо передоверяет самому заинтересованному члену семьи — няне.

Психолог все понимает — по текущим результатам видно. Но! Время этих занятий на полгода вперед расписано. Значит, надо продолжать, хотя бы ради коммерческого интереса (план по приему выполнить, за аренду платить, на учебу детям в ВУЗе зарабатывать. Не говоря уж о том, что не зря они корят — все в университет-академию на своих машинах, а нас мать возит, или таксист — стыдно же!). Так что занятия идут своим чередом, он их добросовестно отрабатывает, объясняет, задания дает, все остальное — не его дело.

А работа буксует — ребенок не хочет, чувствуя настрой взрослых. И те уже молча понимают, что зря все это. Но уговор есть уговор. Поэтому остается доползти как-нибудь до каких-нибудь каникул (с перерывом на очередные сопли), чтобы после отъезда на горнолыжный курорт в Гималаях окончательно пропасть.

И опять тот же вопрос — за что было заплачено? — родители обязательно зададут психологу. Четвёртому или шестому по счету, с которым точно так же как и с предыдущими — начали за здравие, кончили за упокой.

Зададут тогда, когда поймут — поезд ушел.

Так что все-таки договариваемся по-настоящему, господа. Кто чем будет заниматься и кто за что отвечать. Хотя бы для того, чтобы за всеми этими взрослыми разговорами про ребенка не забыть. Пусть он все-таки здесь будет главным.

Комментарии запрещены.