Травмы привязанности (часть 2) — «начальник охраны»

Травмы привязанности (часть 2) -

Этого со мной больше никогда не повторится, только не это!

 

В первой части статьи мы говорили о дефицитарных травмах, (т.е. о дефиците необходимых для развития человека компонентов жизни). Но бывает, что травматическое событие все-таки было, а воспоминаний о нем нет совсем. Чаще всего это травмы очень раннего возраста, так называемые «довербальные«. Сильнейший витальный стресс вызвал невыносимую боль, а понятийный аппарат и сознание еще не развиты, что не дает возможности к осмыслению полученного опыта и пережитый аффект захватывает власть над личностью. Внутри человека принимается решение: «Этого со мной больше никогда не повторится, только не это!» и на протяжении всей дальнейшей жизни, человек руководствуется этим младенческим решением, прибегая к избеганию и защитам. Например, если такой ранний стресс вызывали конфликты родителей, то человек в будущем будет автоматически избегать конфликтов и парадоксальным образом провоцировать те события, от которых защищается.

Бывает воспоминание присутствует,

но в той форме, в которой когда-то было допущено в сознание инстинктом самосохранения. Человеку было больно, он был сильно испуган, а ресурса чтобы пережить этот ужас у него не было, тогда сознание отсекло страдание, произошло «отщепление аффекта«, («это было не со мной»). В таких случаях человек может рассказывать о пережитом страшном, травмирующем событии, как о просмотренном кинофильме, не испытывая при этом отрицательных эмоций и, как бы, не видя в пережитом событии ничего особенного. Человек так и живет, объективно, у него все в порядке, помощи он не ищет. Только иногда случаются небольшие «пробои» посттравматического порядка или возникают соматические заболевания. Обращаются к специалистам такие люди, в основном, когда возникают проблемы с собственными детьми или родственниками.

Что же на самом деле происходит?

Мне очень нравится метафора, приведенная в лекции Л.Петрановской: «Чтобы пережить витальный стресс, отращивается субличность — «начальник охраны». Представьте, что вы — директор банка. Ваш банк ограбили.Чтобы больше никогда и ни за что этого не допустить, вы нанимаете начальника охраны и наделяете его неограниченными полномочиями и ресурсами. Начальник охраны рьяно выполняет свои обязанности и в в вашем банке, как грибы растут турникеты и пропускные пункты. В один прекрасный день, вы сами уже не можете попасть в ваш же собственный банк, т.к. пропуск нужно заказывать за три дня, а место, где его можно получить уже огорожено».

Вместо чего работает «начальник охраны»?

Когда нам плохо, мы мобилизуемся, чтобы справиться и удовлетворить свою потребность. Когда это не удается, у нас есть ресурс — погоревать и смириться. Но фокус в том, что погоревать и поплакать можно только в безопасности. Все помнят себя в детстве, когда держишься до тех пор пока не увидишь родителей, пока не возникает возможность быть утешенным. Этот способ не застрять в травме, мы используем всю свою жизнь, т.к. в этом случае не наступает посттравматического состояния. Если такой возможности нет, вместо реальной безопасности и защиты развивается «начальник охраны», он охраняет нашу капсулу, чтобы избегать тригеров.

Что с этим всем делать?

Профессиональный долг призывает признать, что ряд проблем не решаются привычными методиками. Осознание не приносит облегчения, разговорные психотерапевтические методы даже при длительной, (5 — 7 лет) работе, могут оставаться не эффективными. «Начальнику охраны» зубы не заговоришь, часто приходится годами ждать, когда «он даст маху».
Хорошие возможности для лечения ранней травмы предоставляет такой терапевтический подход, как «психодрама», но можно попробовать и самостоятельно, мысленно инсценировать события вызвавшие травму, погрузиться в реальные чувства, характерные для той ситуации, представить себе альтернативный сценарий и пережить те состояния, которые хотелось пережить тогда, но не получилось. В результате контакта с сильными чувствами, у человека возникает возможность получить разрядку, больше информации о себе и собственном поведении.

1.    В момент сильной реакции, задать себе вопросы: «Сколько тебе сейчас лет?», «Где ты сейчас?». Это помогает вернуться к исходному событию и пережить его, ( не абстрактная концепция «внутреннего ребенка», а ваша реальность).
Проигрывая таким образом ситуацию прошлого, человек может от себя сегодняшнего привнести тот ресурс, которого тогда не было, из-за отсутствия которого было принято решение «Больше никогда» и «Это не со мной», был вырощен «начальник охраны». Сегодня вы знаете, как обходиться с ребенком, как дать ему защиту и заботу.

2.   Можно также представить на месте родителя человека, который обращается с детьми так, как вам было необходимо тогда и получить ресурс от него.

3.   Третье, что важно сделать, это поменяться ролями с тем, кто вам тогда не помог, (посмотреть «из родителя», а не «из ребенка»). Вспомните тот момент, сколько лет было маме, (возможно, она была младше вас сегодняшних), представьте условия, в которых она находилась, ее переживания, что она могла чувствовать в той ситуации?

Важно понять, что нет правых и виноватых. Решения «Всегда» и «Никогда» — это не истина, это заблуждение маленького ребенка тогда, когда у него еще не было ни опыта, ни критического мышления, ни возможности выйти из стресса иначе. А так же помнить о том, что защита и поддержка не в том, чтобы все время делать так, как хочет ребенок, (это невозможно), а в том, чтобы быть с ним в постоянном эмоциональном контакте, чтобы помочь ему пережить то, что нужно пережить.
Чтобы научить его переживать.

(Ваша А.Майская)

* В статье использованы материалы лекций Л. Петрановской.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.