Психологические игры клиентов психотерапевта

Игры с психологомПочему клиенты играют в игры?

Самый общий ответ — они не умеют общаться по-другому.
Или боятся настоящей близости, а общаться формально (на уровне ритуалов) все же надоедает и не создает достаточную эмоциональную подпитку. Игра дает иллюзию близости, во всяком случае, по силе чувств ей не уступает. Часто прямое и открытое общение представляется невозможным (или опасным), так как в раннем детском опыте оно было сопряжено с психической травмой. Так формируется сценарий, который требует достижения целей или удовлетворения потребностей обходным путем, при помощи игр. На психологической консультации происходит перенос модели привычного поведения в кабинет терапевта. За этим может стоять и классический перенос, например, когда клиент отыгрывается перед терапевтом за причиненную когда-то кем-то боль.

Клиент часто воспринимает терапевта как некую авторитетную родительскую фигуру (символического Родителя), ожидая от него того же, чего он в детстве ожидал от реального родителя, например, похвалы или наказаний. Для такой ситуации часто свойственна детская позиция клиента, когда он ищет ресурсной поддержки от родителя, не умея ее найти в себе. Такая ситуация естественна для ребенка, но неестественна для взрослого, который должен обладать достаточными способностями для самостоятельного решения своих проблем. Однако клиент потому и идет на консультацию, что не может справляться со своими трудностями самостоятельно.

Рассмотрим некоторые ТИПИЧНЫЕ ИГРЫ КЛИЕНТОВ на консультации, которые являются результатами обобщения литературных источников и собственного психотерапевтического опыта автора.

Одной из самых распространенных является ИГРА «ПОЧЕМУ БЫ ВАМ НЕ… — ДА, НО…», описанная еще Э. Берном (1988, с. 96-103).
Она заключается в том, что клиент старательно отвергает любой совет или иное вмешательство, направленное на помощь в решении его проблемы. Этим он ставит терапевта в затруднительное положение, что и является целью такой игры. За ней могут стоять самые разные жизненные позиции: от признания грандиозности своих проблем и своеобразной гордости за это («У меня самые трудные проблемы в мире!») до ощущения собственной неполноценности и слабости.

Очень распространенной в психотерапии является ИГРА «БЕСПОМОЩНЫЙ» (она может рассматриваться как разновидность игры «Да, но…»). Часто клиент начинает беседу со слов: «Ой, я не знаю, как справиться, у меня ничего не получится». Для таких клиентов свойственно стремление к внешним источникам ресурсов: зависимость от мнения и признания других (неустойчивость собственной самооценки); невротическая потребность в любви и привязанности. Они считают процесс терапии успешным, если терапевты постоянно занимаются их поддержкой, положительными поглаживаниями, дают «умные» советы как вести себя в различных ситуациях (то есть, находятся в роли Заботливого Родителя). Игра «Беспомощный» может успешно дополняться игрой терапевта «Спаситель». Если же терапевт начинает ориентировать клиента на его собственные ресурсы (что соответствуют действительному решению его проблемы), клиент воспринимает это как угрозу его благополучию, как невнимание, иногда даже как «предательство» психотерапевта, который якобы отказывается помогать слабому. Этой игрой подтверждается сценарное убеждение клиента: «Я слаб и не могу надеяться на себя» и жизненную позицию: «Я не благополучный, ты — благополучный».

ИГРА «ПЛОХАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ»
Следующей типичной клиентской игрой является игра «Плохая психотерапия». Обычно она начинается со слов: «Я был(а) у многих психотерапевтов, мне никто не смог помочь. На Вас последняя надежда». Она может начинаться и по-другому, например: «Я в отчаянии. Только Вы мне можете помочь»; или: «Мне Вас рекомендовали как лучшего профессионала». На начальной стадии этой игры происходит идеализация терапевта (что-то вроде нарциссического переноса), что делает ее похожей на игру «Беспомощный». Не нужно обладать большой проницательностью, чтобы предположить, что очередная терапия закончится так же плачевно, как и предыдущие. Вообще, если на первой консультации выясняется, что клиент бывал у других специалистов, и считает их работу неудачной, но при этом хвалит данного психотерапевта, то очень вероятно, что клиент просто играет в игру «Плохая психотерапия». Однако терапевты часто не замечают заброшенного «крючка» и втягиваются в игру, думая: «А вот я сделаю то, что не удавалось другим!». Это более вероятно, если у терапевта есть собственные нарциссические особенности личности. Но рано или поздно наступает такой момент, когда происходит переключение клиента из роли Жертвы в роль Преследователя и отвержение всего, что предлагалось, как неподходящего (элементы игры «Да, но…»). Типичные завершения такой игры происходят со словами: «Ну вот, и Вы мне не помогли!..» или «А ведь про Вас говорили, как о хорошем терапевте!». Разумеется, это может и не произноситься вслух, но обязательно содержится в скрытых транзакциях клиента. Понятно, что в этой ситуации психотерапевту отводится роль Жертвы (вместо первоначальной роли Спасителя). За такой игрой обычно стоит потребность клиента в низвержении кумира, в освобождении от авторитета символического Родителя, что, в конечном счете, подтверждает его сценарное убеждение «Мне никто не может помочь».

В кабинете психолога часто происходят игры, которые можно было бы назвать: «УГОВОРИ МЕНЯ». В них как бы звучит скрытая транзакция: «Возьми ответственность на себя». Разумеется, стремление перекладывать ответственность на других свойственно многим клиентам, но в данной игре оно становится стратегией их поведения. Для такой игры типичными являются высказывания: «Как Вы думаете, у меня все получится?»; «А Вы дадите гарантию, что мне это поможет?»; «Пообещайте мне, что я справлюсь с этой ситуацией (со своими проблемами и т.п.)». В этом случае пообещать то, чего хочет клиент, означает втянуться в его игру со всеми вытекающими последствиями. Затем могут быть разные варианты развития. В одном из них происходит переключение на игру «Плохая психотерапия», которая быстро закончится с известным финалом. Клиенты, прибегающие к такому продолжению, в жизни также склонны играть в игры «Если бы не ты…» и «Посмотри, что я из-за тебя сделал!». В других случаях клиент будет постоянно заставлять себя упрашивать, не выполнять никаких условий терапевтического контракта, не принимать решений и демонстрировать другие образцы пассивного поведения. Это будет легко делать, так как ответственность за его проблемы терапевт взял на себя, и клиенту не надо больше заниматься их решением.

Существует много других «психотерапевтических» игр клиентов. Например, есть игры со скрытой транзакцией: «Я выбираю психотерапевтов, с которыми мне будет комфортно», или игры, в которых скрыт мотив: «Будь моим союзником (против …)». В одной статье невозможно даже кратко охарактеризовать все возможные варианты. Многие игры подчиняются общим закономерностям, часть из которых проанализированы выше.

ИГРЫ ВОКРУГ ДЕНЕГ
Чтобы проанализировать еще один тип игр, проиллюстрируем их таким примером. Клиентка позвонила психологу, чтобы договориться о консультации, сообщив о том, что ей его рекомендовали. Узнав о цене (которая, кстати, была не слишком высокой, не выше, чем средняя стоимость подобных услуг), она удивленно воскликнула: «Ой! А мне говорили, что у вас цена… (далее она назвала такую же сумму, только не в условных единицах, а в рублях, что в несколько раз ниже первоначального значения)». На это терапевт ответил: «Ну что Вы, таких цен просто не существует». «Да, я это знаю, — согласилась клиентка. — Но я была перед этим у другого психотерапевта, так у нее была очень низкая цена». В результате беседы они договариваются о возможности скидки на одну треть. В конце разговора клиентка поинтересовалась, можно ли перед первой консультацией познакомиться с терапевтом, чтобы прояснить, как, какими методами тот работает, насколько комфортно ей будет с ним и т.п. Когда такая встреча состоялась, она пришла с новым предложением относительно скидки 50 %, заверив, что будет ходить много и часто. Психолог согласился. Уже в конце разговора (почти в дверях) она сообщила: «Вообще-то я веду переговоры с еще одним терапевтом, я пока не знаю, какое я приму решение. Я вам позвоню». Она действительно позвонила и сообщила, что решила пойти на индивидуальную терапию ко второму терапевту, а к этому она обязательно придет в терапевтическую группу (такая возможность тоже оговаривалась в первом телефонном разговоре), пусть тот сообщит, когда она будет сформирована. После нескольких летних месяцев группа была набрана, и терапевт позвонил клиентке, чтобы сообщить об этом. Та ответила, что за прошедшее время она «не вылезала» из всевозможных тренингов, поиздержалась, и у нее просто нет денег для участия в группе. Если изменятся обстоятельства, она обязательно позвонит. Естественно, она так и не позвонила, хотя с тех пор прошло довольно много времени.

Этот случай похож на манипуляцию с целью получения выгоды. Он действительно был бы таким, если бы клиентка получила реальную выгоду (например, значительную скидку, которой она бы воспользовалась). На самом деле перед нами яркий пример психологической игры, целью которой является получение психологического выигрыша. В отличие от манипуляции игра осуществляется неосознанно, во всяком случае, человек не отдает себе отчета, чего он на самом деле добивается. В данном случае это своеобразный «денежный» вариант игры «Динамо».

Пожалуй, ни одна тема не сопряжена с таким количеством психологических игр, как «деньги». Эта проблема очень актуальна именно на постсоветском психотерапевтическом пространстве. Так, В. В. и Г. А. Макаровы рассматривают «Игры финансовых пирамид» и «Игры нищих» (Макаров и Макарова, 2002 с. 191-198). Есть много игр, которые можно объединить под обобщающим названием «Неимущий». Один из вариантов такой игры описан Э. Берном (1988, с. 125-129). Он представляет собой игры, которые ведут сотрудники и клиенты служб занятости, целью которых является неполучение работы последними.

К группе игр «НЕИМУЩИЙ» можно отнести и пример, описанный выше. В данном случае в нее играют оба: и клиентка, и консультант.

Разумеется, это не значит, что психотерапевт не должен делать скидок. Их можно делать, можно даже заниматься благотворительностью, если это не является игрой в «Неимущего» ни со стороны клиента, ни со стороны терапевта. Есть категории людей, которые действительно нуждаются в скидках, например, инвалиды. Не все из них играют в игру «Неимущий». Но реальность такова, что среди бедных в эту игру играют очень многие. Мало того, многим именно эта ИГРА «НЕИМУЩИЙ» (а не объективные препятствия) мешают решить свои проблемы, и повысить свой социально-экономический статус. С другой стороны многие терапевты не могут выставить достойную цену за свой труд, потому что жалеют «бедного» клиента, фактически играя вместе с ним в игру «Неимущий». Есть много клиентов, которые ходят на разные тренинги либо бесплатно, либо за символическую цену (или за выполнение каких-то небольших услуг). Иногда они договариваются ходить в долг, потом длительное время (или никогда) его не отдают. Цель такой игры — выпросить долг, своеобразное «прощение» (скидку, отсрочку очередного долга и т.д.).

Существует жизненная роль Безбилетного Пассажира. Жизненная роль — это роль, связанная с жизненным сценарием. Обычно она играется не в какой-то конкретной ситуации, а переходит от ситуации к ситуации, превращаясь во второе Я этого человека.

(Автор неизвестен)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.