Про чувство вины

Всевозможные тренинги, коучи и гуру, учат «не принимать вину», «не чувствовать вины», оставляя обвинения целиком и полностью на совести противных манипуляторов, которые из вашей вины извлекают для себя массу возможностей для подчинения и управления вами — «обвиняй и используй».

Про чувство вины

Всегда ли это так? Действительно ли тяжелое, травмирующее, явно, негативное чувство, в нашей жизни лишнее? Не путаем ли мы по детской привычке, взрослое чувство вины, с детским чувством страха отвержения себя несовершенного, беспомощного, недостойного любви? Почему так отчаянно избегаем быть виноватыми и так часто готовыми обвинять?

Начнем с того, что чувство вины присуще только человеку и существует наравне с другими, как положительными, так и отрицательными чувствами, хотим мы этого или нет. Попытки избавиться от чувств негативных приводят к тому, что человек перестает чувствовать и позитивные тоже. Поэтому прожить жизнь просто отказавшись от чувства вины не получится. Вместо этого, важно научиться «переживать» вину, как и прочие человеческие чувства.

С чего начинается принятие, присвоение того или иного чувства? С того, что оно не несет фатальных последствий, (если я ошибся, виноват — это не повод считать себя недостойным жить, недостойным уважения и любви окружающих). Только приняв эту позицию можно научиться отличать свое чувство от навязанного манипулятором. Против негативных чувств мы вооружены мощным механизмом психологических защит, встроенных в нашу психику и призванных охранять нас от труднопереносимых и ранящих переживаний, но эта же способность играет с нами злую шутку, не давая приблизиться к пониманию и знанию себя, мешая разобраться в причинах тех или иных своих поступков. Именно поэтому в терапевтическом процессе, направленном, (в случае работы с психически здоровыми людьми), именно на расшатывание психологических защит, человек испытывает болезненные ощущения.

Как конкретно мы защищаемся от вины. Здесь нам на помощь приходят такие защиты, как:

Проекция

Механизм действует, когда силен страх испытать чувство вины и, как следствие, человек видит обвинение там, где его нет. Например, вы говорите человеку о своих переживаниях, рассказываете о своих чувствах, а он так боится ответственности за ваши чувства, что немедленно приписывает вам обвинение. Но, не будучи способным даже приблизиться к этому чувству и рассмотреть его трезво — немедленно бросается обороняться против обвинения, которое вам приписал и, которого подсознательно все время ожидает.

Рационализация

По-просту говоря — оправдания. Например, я накосячил не потому, что для меня это неважно, не узнал как, не научился, и т.п., а потому, что этому помешали внешние причины. И здесь вместо обычного «нет времени», «был занят» и т.п., хорошо бы признать — «потратил время на что-то другое», посчитал это «другое» более важным, (или более легким и простым), поэтому посвятил этому время и силы в ущерб не сделанному. Но тогда ведь придется разбираться почему, что-то другое для меня более важно, а это уже сложнее, чем просто оправдываться.

Отрицание

Мне вообще не нужно то, чего я не сделал, («мне пофиг» поэтому и не виноват). Вариантов защит и их комбинаций может быть много, суть одна — человек не может переживать вину, т.е. не может вынести ответственности ни перед собой, ни перед кем-то, в случае если с чем-то не справляется или ошибается. Не может разрешить себе оказаться в чем-то неопытным или беспомощным. Взрослый человек может. Взрослый хорошо понимает, что святых нет и невозможно прожить жизнь ни разу не ошибившись и не оказавшись виноватым.

Вина — чувство не менее ресурсное, чем все остальные и присвоить его, (т.е. дать себе право быть виноватым и переживать вину), — это не только возможность увидеть свою ошибку и исправить ее, но и принять на себя ответственность за уважение к себе и к другим людям. Если я допускаю, что могу быть виноватой и от этого не умираю, не становлюсь менее ценной, то и другого мне легче понять, (да и простить).
Способность переживать вину, это то, что в конечном счете формирует наши ценностные ориентиры, (т.е. что или кто, и почему для нас ценно).
Способность не разрушаться от вины или ошибки дает нам возможность подойти к этому чувству на столько близко и трезво, чтобы осознать вину, если она есть и не принять, если она действительно, навязана нам манипулятором, (кем бы он ни был и чтобы он для нас не значил), — т.е. возможность видеть реальность и реального, настоящего себя без сносящего крышу ужаса.

Чтобы не застревать в вине, нужно научиться быть «отдельным», т.е. хорошо отличать свои желания от чужих ожиданий, свои ценности от навязанных и за эти выборы отвечать вне зависимости от того, от кого обвинения исходят, перед кем вы виноваты, значимый это человек или нет и в какой степени вы зависите от него. Отвечать придется перед собой — морально или материально, но придется и в этом вся суть. Только ребенок может расчитывать на «списание грехов» без последствий. Взрослого, расчитывающего на такой подход, сколько не оправдывайся перед миром, настигнет закон причинно-следственной связи и хорошо, если «возьмет деньгами».

(Ваша А. Майская)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.