Про принятие, границы, выражение чувств и собственную уникальность

«Общими целями для всех клиентов и пациентов являются цели понимания на глубинном уровне, доведение до осознания неизвестных аспектов собственного «Я» и способствование наибольшему возможному принятию человеческой природы.»
(Н.Мак Вильямс)

Про принятие, границы, выражение чувств и собственную уникальность

Писано-переписано — «лечиться даром — даром лечиться«, «сам себе психолог — хуже, чем сам себе стоматолог«. Еще хуже — неквалифицированная помощь и ложная информация, наряду с информацией недопонятой и недоусвоеной. Вот, правда — иногда лучше совсем никакой!
Люди часто, не очень владея вопросом, покупаются на околопсихологическую, не слишком профессиональную писанину. Особенно про «принятие«, «любовь к себе«, про «границы» ну и, конечно, про «выражение чувств«.
Тут, как говаривала черепаха Тортилла: «чего только не увидишь в нашем пруду!«.  Грустно становится.
Попробуем внести ясность.

Для начала, про принятие и уникальность

Что будем в себе принимать? Ну, наверное, то, что мы о себе знаем. К несчастью, немногие готовы знать о себе не только хорошее, (такие люди, обычно вопросом принятия себя не парятся, т.к. сформировалось оно еще в детстве с помощью родителей, создавших для развития цельной личности соответствующие условия). Что же происходит с остальными? Остальные озабочены «принятием» себя другими людьми. Наиболее осведомленные о том, что «начинать нужно с принятия себя самим собой«, почти сходу натыкаются на посыл «принять свою уникальность«.

Ощущение уникальности себя и своих переживаний, вообще, характерно для суицидальности. Взрослый, здоровый человек хорошо понимает, что он похож на других людей, что у него те же потребности, что и у других, что то, что хочет он, другие тоже хотят, (его потребности не уникальны). В норме, «кризис уникальности» происходит в возрасте 4-5 лет.
Беда, если человек сталкивается с ним в 45.

Идея «неуникальности» распространяется не только на потребности, но и на все остальные области жизни и представления о ней.
Только когда появляется ощущение «неуникальности«, появляется реальное представление как о себе, так и о других. Именно тогда и формируются те самые «границы«, (не раньше!)

Что же происходит с нашими «уникальными«, твердо стоящими на пути «самопринятия» и обретения «любви к себе«?
… Вы пробовали «принять» себя завистливым, зависимым, глупым, некомпетентным, беспомощным, злым на весь мир за то, что он вас такого не принимает, не холит и не лелеет (сволочь!)?
Получилось?
И не получится. Потому, что всего этого вы в себе не признаете, (Стыдно! Вы же не такой, как все! Вы же уникальный!). С чем в этом случае нужно иметь дело? С глупостью, завистью, беспомощностью?
Нет. Со стыдом.
С тем самым стыдом, который не дает признать то, что по определению Юнга — «наша тень«. Соответственно, и поправить ничего нельзя, (как изменить то, чего в себе не признаешь?)

И вот начинаются выискивания проблем в окружающем мире — тот мнение высказал, которое мне не нравится и бьет меня по больному месту, этот не уважает границ, третий не выдерживает моей агрессии. А с какого перепугу должно быть иначе?

К вопросу границ

Окружающие не обязаны считаться с вашими болячками, которые вы еще и прикрываете толстым слоем пены, чтобы никто не догадался. Тут обычно звучит «про близость«. А как можно быть близко с человеком, который слышит только вой сирены и видит только красную лампочку, возвещающую о неминуемом столкновении со своим стыдом, (больным местом)? Соответственно, видит только желание окружающих ударить по-больнее, и этот самый стыд выставить на всеобщее обозрение. Чувство токсичного стыда, обычно, не осознается, (а часто и маркируется каким-то другим чувством, страхом, например) и заслуживает отдельного подробного исследования.

Здесь же, хочется спросить: а с чего вы взяли, что окружающим важно вас ударить? С чего вы взяли, что на вашу самооценку кому-то необходимо охотиться? Чем вы так привлекаете обидчика, может быть вашей «уникальностью«? И как вы себе представляете «близость«, если она зависит от того гладят вас по шерстке или почему-то против, осмеливаясь в вашем присутствии высказывать неудобное для вас мнение, (надо бы знать, что при вас такие вещи говорить — преступление и «переход ваших границ«). Границ чего (стесняюсь спросить)?

Возвращаясь к вопросу границ, мы опять приходим к вопросу о «неуникальности«, формирующей представления о себе и о других. Иными словами — об устойчивом «Я». В этом случае, когда границы «я и другой» ясные — нет агрессии из-за развития конфликта, а есть только полемика, (аргументированный спор в рамках темы, без перехода на личности, конструктивный разговор без личных обид и затаивания камня запазухой).

У личности с неустойчивым «Я» границы размыты (это и называется диффузной идентичностью). Такие личности, если им кажется неприемлемым то, какими они выглядят в глазах окружающих, испытывают целый ряд чувств, заставляющих их или прятаться, или нападать, т.е. проявлять агрессию.

Теперь с агрессией

Распространенное заблуждение, что можно и нужно ей всячески потакать. Те, кто получил достаточное образование в области человеческих чувств и эмоций хорошо знают, что агрессию следует контролировать, (впрочем, можно этого и не делать, но при этом смешно требовать, чтобы кто-то кроме собственного терапевта и родной мамы в раннем детстве ее контейнировал и считал вашим достоинством способность ее выплескивать на окружающих).

Во всех остальных контактах, неплохо бы понимать, что ваша регулярная агрессия для другого человека — это покушение на его границы. Ясное дело, из такого контакта нормальный человек уходит.

Только Вашему личному психологу может нравится такое положение дел, т.к. он-то за вашей агрессией видит корень вашей проблемы, это помогает в диагностике, и в последствии в решении вашей-же проблемы.
Остальным же ваш диагноз не интересен, (они с вами, как со здоровым, адекватным человеком планируют общаться), так что делать из любого другого человека личного терапевта и пытаться заставить его обслуживать ваши травмы — номер глухой, в эту авантюру может вписаться только такой же «уникальный«, с которым вы будете «перетягивать одеяло» каждый на себя, пока один из вас не обесценит другого за невыполнение наложенных на него обязательств.

Так что «полюби меня таким как есть«, (сам-то я не могу, ибо знать не знаю кто я) — возможно только, пока в этом контакте нет угрозы самому узнать «какой вы есть«. И поэтому, «принимать себя» — это не бояться знать себя, а «кот в мешке«, он что для себя, что для другого — «кот в мешке«, как его принимать и любить, если не знаешь кто он и какой он? Его можно только придумать, чтобы потом разочароваться.

Таким образом посыл, по сути дела звучит: «расскажи мне как я хорош и грандиозен, тогда может быть и у меня самого получится не стыдиться себя«.
Не получится. Дыра в собственном «Я», в том его месте, где расположены не самые приятные человеческие качества всегда будет давать «утечку«. Все те чувства и качества, которые вы отказываетесь, (стыдитесь), признать в себе и надеетесь разместить (спроецировать) в другом человеке, все равно останутся вашими, непризнанными, образующими вместо себя пустоту. И вот здесь вернемся к «границам» — вы планируете загородить пустоту?

Близость и границы

Недавно встретилась фраза: «В близких взаимоотношениях рано или поздно наступает момент, когда обе стороны начинают с особым пристрастием проверять границы друг друга. Исследовать, пробовать на устойчивость, проверять, испытывать..»
Вообще-то, близость подразумевает проницаемые границы, а не железный занавес и возможны они только в случае, когда есть на что опереться кроме партнера, (на собственное «Я», например). Быть способным не рассыпаться от знания о себе и о партнере. Принять его отрицательные качества возможно только если признаешь свои. Только тогда можно допустить, что партнер не идеален, так же как и я, и эта мысль не вызывает ни паники, ни стыда, ни агрессии. Тогда возможен диалог, тогда выход из конфликта — это развитие, углубление близости, а не столкновение с собственным стыдом.
Играть в прятки с самим собой — занятие неблагодарное, тем более вовлекать в эти игрища кого-то другого и надеяться при этом на близкие отношения. Тут уж что-то одно — либо близость, либо собственная уникальность застилающая глаза.

И в заключение

Нарциссические травмы, (как и прочие проблемы идентичности), лечатся специально обученными людьми, в длительном терапевтическом процессе, (они за это получают гонорары и заработную плату, (и это обеспечивает надежность их собственным границам).
Остальные из контакта уйдут, (если им дорого их собственное душевное здоровье).

(Ваша А.Майская)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.