Я такой, какой есть, и не хочу меняться

Я такой, какой есть, и не хочу меняться

 

Зачастую это классическое определение для человека, которому каким-то образом тяжело далось сформировать и отстоять своё «Я». И теперь он постоянно фиксируется на этой потребности как переживший блокаду на еде. Здесь важно признать, что он имеет право на такое «Я». Ведь в задачи психотерапии не входит обезличивание человека, наоборот, – он в процессе терапии он должен стать «объёмнее» и «вырасти» за счёт нового контакта и анализа старого опыта – так окаменевшая почва получает живительную подпитку влаги при дожде, и цветы, растущие на этой земле, могут расцвести.

То, что психотерапия влияет, искажает, ломает и зомбирует – это мифы, пришедшие из психиатрии, в особенности из советской «карательной» психиатрии, и не имеют связи с реальностью. При работе с компетентным психотерапевтом выбор направления курса личностных изменений всегда остаётся в руках клиента.

Скажу больше – результат терапии «делает» не психотерапевт, а сам клиент. Если у клиента есть стереотипы поведения, которые понижают его творческую адаптацию и выбраковывают его из семьи и социума, то задача психотерапевта – выявлять их и бороться с ними, создавая соответствующие условия, но никак не изменять склонности клиента по своим собственным представлениям о жизни.

Но есть и другая ситуация. Когда «…я такой, какой я есть, и не хочу меняться» – это не следствие заботы о своём «Я», а заявка против, своего рода вызов. Человек как бы находится в ситуации отторжения, когда, даже понимая, что с ним не всё в порядке, он находится в оппозиции к изменениям и считает свою мнимую стабильность своим преимуществом.

Поддержка такой тенденции с принятием этой защитной позиции «Я» приведёт к ситуации, противоположной той, что описана в первом абзаце. Однако конфронтация с этой позицией тоже ни к чему не приведёт, потому что человек, по сути, находится в позиции ребёнка, который бьётся с родителем и как бы побеждает его.

Единственное, на мой взгляд, что можно делать в подобных случаях – последовательно и методично раскрывать перед человеком сложившуюся ситуацию, описывая тупик, в котором он оказался. Отражать ему то, что он находится отдельно, в оппозиции к существующей действительности и к той жизни, которая его окружает. И в оппозиции к вам – человеку, который рядом. Этот тупик, в котором он находится, это своего рода «панцирь». В простонародье это называется «характером», однако на деле это набор стереотипов, хотя при этом имеющих адаптационное значение, сложившееся ранее, что делает таким трудным отказ от них. Зрелая позиция по отношению к взрослому человеку, находящемуся в таких условиях, – оставлять за ним право выбора: меняться, оставаясь в контакте с миром, либо изолироваться в личном «наборе устаревших ответов».

Важно отметить, что в этой ситуации важно делиться своими эмоциями, передавая свои ощущения от контакта с человеком, который не хочет меняться. Это делается уже не для него, а для себя, чтобы самому не оказаться затянутым в «панцирь адаптации» из-за подавления себя в ответ на отсутствие динамики рядом. Потому что адаптация к такой жизни надолго невозможна. Вопреки устоявшемуся популярному мнению «я такой, какой я есть, и это не твоё дело» дело окружающим людям таки есть – потому что находиться рядом с таким человеком трудно, а уход связан со множеством сложностей. Поэтому эмоции и взрослая обратная связь – это необходимый минимум, чтобы остаться собой.

(К. Ольховский)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.