Алкоголик — Сценарий алкогольной семьи

АлкоголикЗнаменитый психотерапевт Эрик Берн проанализировал одну из таких деструктивных психологических игр, в которую часто играют люди, — игру «Алкоголик». В эту игру играют всерьез и долго, часто всю жизнь, и отказаться от нее бывает сложно, порой, невозможно.

Ведущая роль принадлежит самому Алкоголику (его роль всем известна). Его супруга (супруг) играет роль Преследователя, который ругает алкоголика за пьянство, «наезжает», воспитывает, выгоняет из дома (не пускает в дом).
Понятно, что к Преследователю Алкоголик питает не самые лучшие чувства, но и без него жить не может. Врач, который лечит пациента, становится Спасателем, который иногда «успешно излечивает» алкоголика от дурной привычки, но не надолго. Тот человек, который дает Алкоголику выпивку в кредит или деньги в долг берет на себя роль Простака. Несмотря на различные объяснения, Простак знает, на что Алкоголик потратит деньги. Часто эту роль играет мать больного, которая сочувствует сыну (дочери). Действия Простака — это всегда скрытая провокация (он провоцирует алкоголика на пьянство). В этой “игре” всегда есть Подстрекатель, закадычный друг (друзья), который предлагает спиртное (часто в «на халяву»). Это уже открытая провокация. По сути, любая из этих ролей являются провокацией, толкающей алкоголика в еще большее пьянство, мешающей ему выйти из этого состояния (и роли Алкоголика). Получается замкнутый круг.

Берн пришел к выводу, что само потребление спиртного доставляет удовольствие алкоголику лишь попутно, главная его цель — похмелье. Для него это не только физическая, но и психологическая пытка. Kогда алкоголики обсуждают свою ситуацию в терапевтических целях, их интересует не проблема самой выпивки, а последующие мучения. При злоупотреблении спиртным, кроме удовольствия от выпивки, алкоголик получает удовольствие от самобичевания и от того, что его распекает кто-то из его окружения, принимающий в его судьбе участие (вот для этого ему и необходим Преследователь!). По сути, самобичевание, чувство стыда является его целью.

Преследователь находит выход своему гневу и злости. Есть на ком сорвать отрицательные эмоции, перед кем самоутвердиться, показать свою власть, свою правоту и положительность, а в случае чего, есть из кого сделать козла отпущения: «Он мне всю жизнь (молодость) испортил!!!». Не будет Алкоголика, кого же Преследователь будет преследовать?
У Спасателя чего только стоит одна его Спасательная миссия, которая возвышает его в собственных глазах и глазах (как он думает) общественного мнения. Помогать кому-то, заботиться, жалеть кого-то — без этого он жить не может. А если за это никто «спасибо» не скажет, это даже лучше — чем больше жертва с его стороны, тем выше он в собственных глазах. Хотя, конечно, Спасатель надеется, что тот, кого он спасает, наконец-то оценит его усилия и с благодарностью ухватится «за Спасательную соломинку». Поэтому Спасатель всегда найдет, кого спасать.
Простак просто не может отказать человеку в просьбе (сказать «нет»), пусть даже пропащему алкоголику. «Жалко же человека, человек же все-таки». Его плюсы: проявив «благородство», подняться в собственных глазах и не испортить отношения с алкоголиком (с приятелем, сыном, любовником).
Подстрекатель тоже, кроме удовольствия от выпивки и компании, где «изливается душа» и весь мир противопоставляется собутыльникам («никто нас не понимает», «все они — сволочи»), имеет скрытую выгоду (для чего он спаивает алкоголика): он пытается с помощью бутылки манипулировать им. Его целью может быть хорошее расположение к нему алкоголика, перетягивание его на свою сторону (как в случае с Сашей и его любовницей, и матерью), возможность о чем-то договориться, подписать какие-то бумаги.

Но каждая из этих ролей деструктивна (то есть, разрушительна) и не является выигрышной. Зацикливание на проблеме, на своей роли приводит к нервным срывам, заболеваниям. Осознав разрушительность своей роли, и стремясь от нее избавиться, человек может ее поменять на другую (например, роль Преследователя на роль Спасателя), но и другая роль так же деструктивна.
Более того, смена персонажей роли не меняет. То есть Алкоголик, расставшись навсегда с Преследователем или Спасателем (например, в результате развода), тут же находит других Преследователей и Спасателей, и продолжает играть свою роль, а Спасатель «притягивает» нового Алкоголика и продолжает спасать теперь уже его.
Поэтому зависимым в этой ситуации является не только алкоголик, но и вся семья. Ведь каждый зависит от своей роли (не человек управляет своей жизнью, а его роль). В итоге «больна» вся семья. Kак алкоголик не может жить без бутылки, зависим от нее, так и его супруга (супруг) зависимы от необходимости кого-то опекать, контролировать, спасать, обвинять, осуждать. Поэтому в обществе анонимных алкоголиков семью алкоголика называют созависимыми. Развод чаще всего не решает ситуацию. Очень часто у созависимых и следующий брак оказывается таким же неудачным, потому что они не вышли из своей роли. Бывает, что и после развода «игра» продолжается, так как сохраняются роли.

Где же выход из этого замкнутого круга?
Выход есть, но не каждому он по душе. Важно прекратить подыгрывать Алкоголику, перестать его бичевать или спасать. Алкоголик подсознательно бросает вызов окружающим “Посмотрим, сможете ли вы меня остановить!?”, и остальные члены семьи ни в коем случае не должны принимать этот вызов. Для Алкоголика нет ничего интереснее возможности продолжать игру. Поэтому помочь в этом случае может только выход из игры. Kонечно, очень сложно снять маску и прекратить играть привычную роль. Менять роли (например, роль Преследователя на роль Спасателя) бесполезно. Лучше просто выйти из игры!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.